ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind 4 месяца
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 7 месяцев и 20 дней
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi год, 5 месяцев и 20 дней
Архив новостей
Спрятать
Журнал
Пишет Евгений Хонтор

[icon=Евгений Хонтор] Евгений Хонтор
24 Июня 2012 22:28
Просмотров: 1406

Дети Эдема
***Даже почти литературный текст, что-то вроде развернутого вступления про хайнов***

Хайны. Как одним словом охарактеризовать их, обитателей далекого мира Эсварры?
Эмпаты. Да, пожалуй, это основополагающее понятие для их культуры. Но отвечает лишь на вопросы «как?» и «почему?», но не «какие они?»

Что для хайнов значит эмпатия? Способность читать мысли друг друга и чувствовать эмоции. Невозможность отстраниться от чужой боли, острое переживание чужих страданий. Причудливое сочетание коллективного интеллекта и индивидуального разума.

Нет, интеллект и разум не синонимы, по крайней мере, в случае хайнов. Современному человеку проще всего понять разницу на примере компьютера: интеллект — это вычислительная мощность, оперативная память. Разум — программы, которые используют ресурс оперативной памяти, то есть общий ресурс электронного «мозга». Интеллект — мощность. Разум — алгоритм. Первое совершенно неличностно, и отвечает лишь за то, насколько сложные процессы может обрабатывать мозг. Если подумать, даже алгоритмы не должны считаться характеристикой личности, их всегда можно поменять или скорректировать, добавить новые программы и стереть старые.

Есть еще третий аспект — самосознание. Загадочное «я есть», над которым не первый век бьются ученые мужи: философы, психологи, теперь еще и нейробиологи. Кому принадлежит это «я есть» в общности хайнов, кто воспринимающий субъект? Логично предположить, что при столь тесном взаимодействии личностей появится некая сущность, которая будет воспринимать себя «душой общности», всеми хайнами сразу.
Но нет, хайны — в высшей степени индивидуалы. Возможно, даже в большей степени, чем люди. Может, в гораздо большей степени.

С младенчества, еще едва осознав себя, хайн бережно собирает на нить своего «я есть» алгоритмы поведения, как человек подбирает программы на личный компьютер. Хайна не нужно учить отделять свои «я хочу», «мне надо», «я должен» от того гораздо более важного, что составляет основу бытия каждой индивидуальности — от того, кто он на самом деле. Легкомысленность или серьезность, нежность или суровость, страх или безрассудная храбрость — всего лишь кирпичики в планах архитектора, коим каждый хайн становится для себя сам. Проверяя храм души жизненным опытом, своим и чужим, открываясь миру зверей, птиц и рыб, имея в распоряжении бесконечное многообразие кирпичиков, хайн с радостью становится частью этого многообразия, но не теряется в нем.

Ошибки прошлого не учат только тех, кто не хочет учиться. Хайны не могут позволить себе такой роскоши — не учиться. Ошибка, которую совершили по-невнимательности, имея в прошлом тот же опыт и не прислушавшись к нему, отдается во всей общности болью, стыдом и раскаянием. Это неизбежно, как рычание грома после молнии, как ожог после прикосновения к огню — неумолимая причинно-следственная связь.
Хайны не любят боль, ее и без того хватает в их жизни.

Я не хочу сказать, что они не совершают ошибок. Конечно же, совершают. Любое существо, наделенное хоть сколько-нибудь сознательной волей: хоть зверь, хоть человек, хоть бог — обречено ошибаться и учиться, познавать и меняться. И хайны — не исключение. Их личности в не меньшей степени, чем у людей, складывались из преступления и раскаяния, ошибок и их исправления. Но — стремительнее, яростнее, беспощаднее: увидев изъян в своей душе, хайн безжалостно сминал себя, как глину, и лепил заново. Оставляя нетронутыми лишь память и чувство собственного бытия.

Оттого мне кажется несправедливым, что, как человек, как незримый свидетель жизни на Эсварре, я буду выделять в своем рассказе лишь некоторых хайнов из разных эпох и разных государств. Так, как будто бы они были яркими личностями на фоне «маленьких людей», самыми просвещенными, самыми лучшими. А ведь стоит присмотреться — и уже нет одинокого дерева посреди кустарников и трав, но целая роща деревьев, и каждое с уникальными узорами коры на неповторимых изгибах ствола. И даже больные, слабые, рано погибшие деревья достойны уважения и живого интереса к их судьбам.

Расти ввысь, чтобы не потерять солнце. Сплетённые едиными корнями говорят тебе: расти ввысь, мы поможем.

Не было никого из хайнов, про кого можно было бы сказать: он зря прожигает жизнь. Не было никого, кто не дал бы общности уникального знания, уникального опыта, важного для всех. Во времена диких стай, когда хайны только осваивали жизнь в степи, — тогда, может, и были среди них серые мыши, маленькие души с маленькими проблемами, но как оценить ту эпоху, когда разум еще только зарождался?

Потому о ком бы я ни говорил: о Хотисе или Харро, о Вих-Таре или Хонториэле — важно помнить, что все они были лишь одними из многих. Что ничуть не умаляет сложности их душ, их выдающихся поступков, но не позволяет принизить всех тех, кто жил в те же эпохи, рядом с ними.

И, конечно же, мне, как человеку, проще говорить о хайнах как о единственных, в крайнем случае — главных носителях разума. В то время как сами хайны никогда не разделяли себя с другими, кто жил рядом с ними и среди них. Стада травоядных, хищные лионары, даже крысы в домах — не пасторальный пейзаж, не фон для великих свершений и великих побед, а равноправные творцы истории, творцы цивилизации. Которая, хоть и сгинула в один миг из-за чудовищной ошибки, но была восстановлена теми, кого эта ошибка невольно породила.

Представьте, что все животные вдруг стали людьми: коровы на ферме, свиньи в сарае, крысы в подвале, кроты в земле, волки в лесу... И нет больше тех, про кого можно сказать: «Ну это же не человек! Его можно есть, можно убивать для развлечения, можно держать как игрушку или выбросить на улицу — это ведь правильно, это совсем не то, что причинить вред ближнему». Какой мучительный, невыносимый ужас пережила бы тогда наша цивилизация, рожденная властвовать и убивать! С каким леденящим чувством отец семейства разрубал бы маленькие ручки кролика, так похожие на руки его детей, чтобы жена сварила суп для семьи.
Не ради вкусного обеда — ради жизни. Потому что совсем без мяса хайны не могут: они хищники, а точнее, высокоспециализированные падальщики. Казалось бы, это и есть решение проблемы, но падали хватает не всегда.
Это сравнение, как и любая другая аналогия, не передает всей глубины и тонкости взаимоотношений хайнов с другими видами, только общее ощущение. Не объясняет, откуда взялось это чувство братства, безжалостное, очевидное, о котором хайны не просили, и, пожалуй, рады были бы отбросить и забыть.

Зато дает маломальское представление, в каких условиях развивалась хайнская цивилизация, и какие специфические проблемы вынуждена была решать.

Обезьяна стала человеком, когда взяла в руки палку — очень грубое, очень приблизительное утверждение, ведь многие животные успешно используют инструменты. Однако именно руки человека шьют упряжь для лошади, строят хлев для коровы, куют цепь для собаки. Сеют пшеницу и отливают пули. Универсальный инструмент, таящий в себе возможности клыков и когтей, клюва и крыльев, и многое такое, что зверю и не представить.
Рука человека — главный инструмент взаимодействия с миром, главный помощник его разума.
Хайны — не прямоходящие, напоминают скорее павианов, но их руки тоже приспособлены к тонким манипуляциям. И все же главную роль сыграли не руки, а уникальное устройство их мозга, позволяющее входить в ментальную связь не только с сородичами, но и с любыми животными: поначалу лишь с другими эмпатами-млекопитающими, но потом и с теми, кто был им бесконечно чужд.
Хайны не менее активно и сознательно, чем люди, меняли среду обитания, обустраивали ее. Но поневоле делали это не за счет других форм жизни, а с их помощью, учитывая их интересы. В первую очередь хайнам нужен был комфорт эмпата: меньше боли, меньше страданий, больше разнообразия и осознанной жизни вокруг. Почти не имея природных врагов, держась сплоченными группами, хайны могли позволить себе быть не слишком требовательными к комфорту физическому.
Поэтому главное отличие хайнской цивилизации от человеческой я бы обозначил так: для человека главный инструмент изменения мира — универсальная рука, и меняет он в первую очередь мир материальный. Таким образом, и цивилизация человеческая в первую очередь материальная, а уже потом ментальная. Для хайна же такой главный инструмент — его универсальное, совместимое с другими формами жизни сознание, а потому и цивилизация хайнская — в первую очередь ментальная, а уже потом материальная.

И, хотя разница лишь в акцентах (кто согласится, что в человеческом обществе ничего не значит разум, а только рабочие руки?), эти акценты сыграли решающую роль в различии генеральных путей человеческой и хайнской цивилизаций. Мы в чем-то похожи на них, но в то же время бесконечно другие. Иногда мы мечтаем быть, как они, а иногда боимся малейшего сходства, считая это слабостью и инфантильностью. Как иные хайны, столкнувшись невольно с жестокими проявлениями человеческой природы, ужаснулись и навсегда возненавидели людей, так и люди могут отшатнуться, разглядев темные, страшные стороны хайнского Эдема.
На самом же деле все мы — и люди, и хайны — в плену своей природы, как хорошей, так и плохой. И не заслуга хайнов, а их большое везение в том, что иные уроки добра и сострадания они выучили еще в колыбели, отказавшись видеть зло иначе, чем в собственных ошибках. И в обстоятельствах, вынуждающих братьев становиться врагами в беспощадном, жутком, но прекрасном круговороте жизни.
Удалить Правка
Комментарий:

Страницы: []
[icon=Фосса]
Фосса
Наблюдатель (Участник)
Сообщений: 0 / 6
# 25 Июня 2012 12:14
А почему естественный отбор не ограничил эмпатию собственно хайнами? Ведь в таком виде, в каком она есть сейчас — она контрадаптивна.

И да, зачем им дотягивать умирающего червяка до своего уровня, тратя безумное количество ресурсов?

У нас, кстати, эмпатия была не менее сильная, но более избирательная — только по отношению к разумным (всё-ж базовый вид — облигатный хищник) + синтетическая еда решает подобные проблемы.
Keep your Rage and shift to Crinos }=
Ответить
Комментарий:
[icon=Евгений Хонтор]
Евгений Хонтор
Художник-анималист (Участник)
Сообщений: 0 / 2676
# 25 Июня 2012 14:09
Нет, оно вполне адаптивно — для большинства эмпатов. У хайнов эта специализация зашла очень далеко, а большинство травоядных были значительно менее чутки к страданиям сородичей (точнее, эти сигналы глушились сильнее без вреда для их общности).
Преимущества эмпатии для всех эмпатов:
-чувствительность к хищникам (ящерам) — что значительно затрудняло им охоту.
-высокая выживаемость детенышей — гибли в основном от болезни или от врожденных дефектов, но не «по глупости», как гибнет много высокоорганизованных животных — типа «посмотрю я, что за бревно большое в речке плывет — опа — крокодил!» Если детеныш хотел сделать что-то опасное, взрослые обычно успевали среагировать гораздо быстрее, чем если бы не были эмпатами.
Опять же, уникальная ситуация, при которой «одногабаритные» млекопитающие спокойно оставляли детенышей на попечение животных других видов, пока сами, скажем, добывали пищу. Об этом надо не в двух словах, конечно, эта ситуация сложилась в результате противостояния «общему врагу» — ящерам. И благодаря тому, что можно было заранее и с большой надежностью узнать про намерения другого животного.
Плюс фишки с ускоренным обучением.
Так что там вполне компенсировались все недостатки эмпатии. Млекопиты на Земле вон тоже, в отличие от ящериц и саламандр, не умеют регенерировать хвосты и конечности, или замерзать в водоемах без вреда для себя — а ведь полезные штуки для выживания.
***У нас, кстати, эмпатия была не менее сильная, но более избирательная — только по отношению к разумным***
Эмпатия может быть разная. Хотя, конечно, странный водораздел «разумные». Вот люди входили бы у вас в эту категорию? А люди из примитивных племен? А дельфины, у которых даже свои языки есть? А попугаи? А крысы? На какой именно стадии водораздел проходит, и как мозг различает разумное и неразумное? А новорожденные детеныши разумных видов входят в понятие «разумный»? Или сам эмпат решает, какое существо он считает разумным, а какое нет? Если последнее — то вполне логично, а если нет — тогда вопросы...

***И да, зачем им дотягивать умирающего червяка до своего уровня, тратя безумное количество ресурсов?***
Так потому червяков и не трогают (да и незачем). Реакция запускается одна и та же на любое существо с нервной системой. Но в случае низших животных — только при личной связке, концентрации, «обращении внимания». Поэтому если нечаянно раздавил — ничего страшного, а если уже искал, чтобы съесть — совсем другой коленкор.
В битву во имя - но чье это имя?.. (с) Элхэ Ниеннах
Ответить
Комментарий:
[icon=Фосса]
Фосса
Наблюдатель (Участник)
Сообщений: 0 / 6
# 25 Июня 2012 14:45
Эмпатия вообще — адаптивна, не спорю.

Мяу говорю об эмпатии у хайнов — она на мой взгляд избыточна и контрадаптивна. Именно тем, что настолько мешает им жить. Мяу именно о том спрашиваю, почему у них не развилась избирательная эмпатия (например для всех, кроме еды).

>>***У нас, кстати, эмпатия была не менее сильная, но более избирательная — только по отношению к разумным***
Эмпатия может быть разная. Хотя, конечно, странный водораздел «разумные». Вот люди входили бы у вас в эту категорию? А люди из примитивных племен? А дельфины, у которых даже свои языки есть? А попугаи? А крысы? На какой именно стадии водораздел проходит, и как мозг различает разумное и неразумное? А новорожденные детеныши разумных видов входят в понятие «разумный»? Или сам эмпат решает, какое существо он считает разумным, а какое нет? Если последнее — то вполне логично, а если нет — тогда вопросы...

Тут нужно учитывать, что наш вид искусственно сконструирован на базе другого вида (вернее — сконструирован как мимикрирующий под другой вид (т.к. на деле мы — даже не эукариоты)).

>>Или сам эмпат решает, какое существо он считает разумным, а какое нет?

Как-то так. Мяу, вернее, изначально сразу неверно сказал. Правильно — так: внутривидовая связь необходима и необрываема, при потере внутривидовой связи — абсолютная смерть (т.е. окончательная, с уничтожением личности). Любые остальные связи — контролируемы. Т.е. при желании можно и ощущения какой-нибудь лягушки читать, и заставлять её что-либо делать. Но, так как мы разработаны для взаимодействия с разумными — то связи в основном с разумными (но они все — контролируемы).

Под «разумным» будет пониматься существо, в отношении которого у нас есть определённые программы. Грубо говоря, считай водоразделом возникновение общества (хотя надо думать больше).

>>Вот люди входили бы у вас в эту категорию?
Да, входили и подлежат изменению (программа).

>>А люди из примитивных племен?
Да, подлежат наблюдению и в меньшей мере изменению.

>>А дельфины, у которых даже свои языки есть?
Вероятно да. Подлежат наблюдению, возможно, дотягиванию до более высокого уровня (по результатам исследования), изменению — по результатам исследования (если будет выявлено внутривидовое насилие, например).

>>А попугаи?
Нет.

>>А крысы?
Нет.

>>А новорожденные детеныши разумных видов входят в понятие «разумный»?
Не входят, но неотличимы от взрослых по отношению к ним.

>>***И да, зачем им дотягивать умирающего червяка до своего уровня, тратя безумное количество ресурсов?***
Так потому червяков и не трогают (да и незачем). Реакция запускается одна и та же на любое существо с нервной системой. Но в случае низших животных — только при личной связке, концентрации, «обращении внимания». Поэтому если нечаянно раздавил — ничего страшного, а если уже искал, чтобы съесть — совсем другой коленкор.

Вот это и есть инадаптивность. Не могу съесть потому, что будет эмпатия. А надо — наоборот, хочу съесть — потому никакой эмпатии. Наверняка и предрасположенность к этому была — хищники наверняка как-нибудь прятались от эмпатии жертв.
Keep your Rage and shift to Crinos }=
Ответить
Комментарий:
[icon=Евгений Хонтор]
Евгений Хонтор
Художник-анималист (Участник)
Сообщений: 0 / 2676
# 25 Июня 2012 15:02
***Правильно — так: внутривидовая связь необходима и необрываема***
Ок, ну это почти как у людей — «мы разумные, остальное — мясо».
В целом понятно. И понятно, почему те же крысы и попугаи не входят, а дельфины входят. Если нет потребности прислушиваться к другим существам, есть потребность сохранить мясные запасы, то чем больше предлогов не считать разумными — тем лучше.
Хотя крысы, при том, что живут два-три года — и социальные, и умные (и общество, и интеллект), и мало уступают тем же дельфинам, хотя меньше успевают набрать личного опыта.
А попугаи способны освоить язык почти на том же уровне, что и человекообразные обезьяны (вплоть до словотворчества). Про интеллект я уже просто молчу...
Хотя я не совсем понимаю — вы эмпаты «по эмоциям» или скорее телепаты?

***Вот это и есть инадаптивность. Не могу съесть потому, что будет эмпатия***
А зачем иметь возможность «жрать всё»? Ни у одного вида нет такой адаптации, даже у людей. Мы вот тоже поганку съесть не можем, даже если очень захотим. Не можем есть откровенную тухлятину, как гиены. Можем гипотетически, но практически не едим личинок и червяков. Не едим собак (их едят в Корее, но мы не корейцы). Вообще-то, специализация на том или ином виде пищи — норма. Есть виды, которые вообще строго одной пищей питаются — ленивцы, например. Некоторые хищные птицы специализируются только на одном виде добычи. Волки зачастую «семейно» охотятся на строго определенный круг добычи — не гонят лося, если традиционно охотятся на оленей.
Вот уж не вижу проблемы)
В битву во имя - но чье это имя?.. (с) Элхэ Ниеннах
Ответить
Комментарий:
[icon=Фосса]
Фосса
Наблюдатель (Участник)
Сообщений: 0 / 6
# 25 Июня 2012 15:11
>>И понятно, почему те же крысы и попугаи не входят, а дельфины входят.

Так почему?

А про крыс и попугаев — мяу был не в курсе таких фактов. Хотя, всё равно, как-то не отношусь к ним как к разумным(человеческие баги? определение как разумного того, кто может строить цивилизацию?)

>>Хотя я не совсем понимаю — вы эмпаты «по эмоциям» или скорее телепаты?
Скорее телепаты. Мы можем ощущать эмоции другого существа, можем даже посмотреть его глазами, можем читать его мысли, как оформимые в слова, так и нет, равно как можем внушить иллюзию, внедрить мысль или программу, или просто захватить контроль над существом.

У нас такие свойства для выполнения наших задач + для обеспечения работы вида (типа того, что при смерти тела мы списываемся в видовую сеть, а при рождении нового тела — в него).
Keep your Rage and shift to Crinos }=
Ответить
Комментарий:
Ответ от Фосса 25 Июня 2012 16:03 (раскрыть)
Ответ от Фосса 25 Июня 2012 16:57 (раскрыть)
Ответ от Фосса 26 Июня 2012 10:47 (раскрыть)
[icon=Рулисс]
Рулисс
Фурри-художник (Участник)
Сообщений: 0 / 280
# 25 Июня 2012 00:31
Все нравится, но:

«Представьте, что все животные вдруг стали людьми: коровы на ферме, свиньи в сарае, крысы в подвале, кроты в земле, волки в лесу... И нет больше тех, про кого можно сказать: «Ну это же не человек! Его можно есть, можно убивать для развлечения, можно держать как игрушку или выбросить на улицу — это ведь правильно, это совсем не то, что причинить вред ближнему». Какой мучительный, невыносимый ужас пережила бы тогда наша цивилизация, рожденная властвовать и убивать! С каким леденящим чувством отец семейства разрубал бы маленькие ручки кролика, так похожие на руки его детей, чтобы жена сварила суп для семьи.»

На страницах истории человечества полно грустных страниц. Солдат рубит детей, бросает трупы в колодец, насилует женщин, молодая мать выбрасывает новорожденного в мусорный контейнер... продолжать, думаю, не надо. Человек человеку — волк. Вы не задумывались, почему матерые убийцы-контрактники порой не могут банально утопить котенка в ведре? Не потому что он ребенок, а потому что он животное. К животным мы чаще относимся куда лучше чем к людям, подумайте над этим ;)
Ни дня без дела =)
Ответить
Комментарий:
[icon=Евгений Хонтор]
Евгений Хонтор
Художник-анималист (Участник)
Сообщений: 0 / 2676
# 25 Июня 2012 01:36
И что? В современном европейском обществе (представителей которого я, в общем-то,и полагаю читателями — для аборигенов-каннибалов пришлось бы совсем другие примеры искать) все перечисленное нормой не считается, считается уголовно наказуемым действом. Можно, конечно, утверждать,что если встречаются маньяки-каннибалы, то все люди с радостью перейдут на человечину, случись что. Но это, мягко говоря, перегиб.
В битву во имя - но чье это имя?.. (с) Элхэ Ниеннах
Ответить
Комментарий:
[icon=Рулисс]
Рулисс
Фурри-художник (Участник)
Сообщений: 0 / 280
# 25 Июня 2012 11:34
Бросьте, нормы легко сдвигаемы, а мораль, не подпитываемая религией — эфемерна. Человек цивилизован и мил, пока все хорошо. Но как только его драгоценной шкуре угрожает что-то извне...
Ни дня без дела =)
Ответить
Комментарий:
[icon=Евгений Хонтор]
Евгений Хонтор
Художник-анималист (Участник)
Сообщений: 0 / 2676
# 25 Июня 2012 12:35
***мораль, не подпитываемая религией — эфемерна***
Нет, извините, после этого я с вами спорить не буду. Пусть каждый останется при своем.
В битву во имя - но чье это имя?.. (с) Элхэ Ниеннах
Ответить
Комментарий:
[icon=Океан Лема]
Океан Лема
Фурри-художник (Участник)
Сообщений: 0 / 0
# 24 Июня 2012 22:53
«Что для хайнов значит эмпатия? Способность читать мысли друг друга и чувствовать эмоции. Невозможность отстраниться от чужой боли, острое переживание чужих страданий. Причудливое сочетание коллективного интеллекта и индивидуального разума.»

Это может стать орудией массового поражения когда всех печаль одолеет и будет ли она усиливаться от передачи от одного к другому?
Ответить
Комментарий:
[icon=Евгений Хонтор]
Евгений Хонтор
Художник-анималист (Участник)
Сообщений: 0 / 2676
# 25 Июня 2012 01:38
Нет, от передачи наоборот глушится — защитные механизмы.
«Если всех одолеет печаль» — думаю,если все будет настолько плохо, то говорить о каком-то дополнительном «оружии массового поражения» бессмысленно.
В битву во имя - но чье это имя?.. (с) Элхэ Ниеннах
Ответить
Комментарий:
Страницы: []
Сейчас на сайте 421 пользователь
6 фуррей и 383 гостя и 32 робота
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2018 FurNation.ru